VIN TOP

Скандалы

"Джакишев опасается за свою жизнь"

>

Возможно, не перелистала бы томик Булата Окуджавы, если бы не письмо Айгерим Джакишевой, дочери экс-главы Национальной компании «Казатомпром» Мухтара Джакишева, которое облетело все интернет-пространство. О том, как казахстанские тюремщики позволили себе измываться над ее отцом, когда его из колонии Заречное, что в Алматинской области, этапировали в колонию, что в поселке Долинка Карагандинской области.

...Печальный опыт говорит,

Что умирают царства. 

Не от того, что труден быт 

Иль тяжелы мытарства. 

А умирают оттого

И чем трудней, тем дольше,

Что люди царству своему

Не доверяют больше...

Это — один сонетов Булата Окуджавы. Он, как Шекспир, предначертал будущее. Будущее, которое нам не простит опыта печального.

Крик души девочки редакция «ДАТа» постаралась донести до сердца неравнодушных своих читателей в прошлом своем номере — «Помогите спасти моего отца!». Из письма от 4 марта 2014 года: «...Я прошу вас вмешаться в ситуацию с моим отцом, чтобы не допустить физического насилия над ним и его смерти! Пожалуйста, помогите мне спасти моего отца!».

Постоянный читатель «ДАТа», надеемся, помнит все перипетии незаконного приговора Мухтару Джакишеву и наши репортажи с того закрытого для прессы и общественности судебного процесса. Они строились на интервью и комментариях только его законного адвоката — Нурлана Бейсекеева, и супруги Мухтара — Жамили Джакишевой. Так вот, во время первого судебного процесса Мухтар Джакишев несколько раз выступал с протестами, а на процессе по второму делу он вообще отказался участвовать в этом «шоу» и запретил это делать стороне своей защиты.

Тогда еще, в 2009 году, независимые эксперты усмотрели две причины ареста Мухтара Джакишева: первая — в 2003 году он, поручившись за оппозиционного олигарха Мухтара Аблязова, попросил Нурсултана Назарбаева освободить его из тюрьмы; вторая — действия Мухтара Джакишева, направленные против интересов России в урановом производстве: Джакишев с помощью японской компании Toshiba, которая хотела стать партнером «Казатомпрома», перешел дорогу канадской компании Uranium One.

Как было отмечено выше, судебные процессы по обвинению Мухтара Джакишева проходили в закрытом режиме. А перед этим в КНБ РК устраивали пресс-конференцию с показом видеоматериалов, которые, по замыслу органов нацбезопасности, должны были настроитьмасс-медиа на негатив в отношении экс-главы «Казатомпрома». Эффект получился обратный.

На видеосъемках, произведенных органами КНБ, невозможно было не увидеть следы побоев на лицах якобы свидетелей — вчерашних сподвижников Мухтара Джакишева, оговоривавших его. Мы, журналисты, с ужасом смотрели, как дрожали их руки и голоса, когда они вещали в камеру, но читали явно заготовленный для них текст.

Мухтара Джакишева осудили на 14 лет лишения свободы с содержанием в колонии строгого режима. Общественность Казахстана, да и всего мира так и не поняла: за что? Неужто за то, что, будучи главой одного из самых стратегически важных для обороноспособности страны направлений национальной безопасности Казахстана, он вывел отечественную атомную отрасль из небытия на такую высоту, что всяким там нынешним гегемонам — США и прочим — даже мечталось, но не получилось — на вторую ступень в мире?

Наш национальный позор, считаю, в том, что режим позволил себе наглумиться над нашим национальным достоянием — Мухтаром Джакишевым, упрятав его в тюремные застенки. Не должно цивилизованное государство так разбрасываться своим мозговым и гражданско-патриотичным капиталом! В обмен на вороватые устремления приближенных к «телу» главы государства уроженцев Казахстана, но запасшимися паспортами граждан России, Израиля, США и других государств. Тех, кто, свалив на нары Мухтара Джакишева, сегодня бессовестно торжествует викторию: разработанные Мухтаром программы усиления национальной безопасности Казахстана, если судить по информации мировой прессы, успешно реализуются нашими конкурентами.

Года три назад, когда Мухтар находился в следственном изоляторе КНБ, через его адвоката Нурлана Бейсекеева передала вопросы редакции для интервью. Спросила: кто в Астане был настолько заинтересован в отторжении Вас от управления «Казатомпромом», что сделал все, чтобы Вы оказались там, где сейчас находитесь? В том, что этот «кто-то» есть, общественность страны не сомневается, судя по комментариям в интернете, но почему Нурсултан Назарбаев отделался фигурой умолчания в ситуации, связанной с Вами? Ведь кому, как не ему, не знать, что именно Вы возродили «Казатомпром» из «пепла», сотворенного предшествовавшими Вамтоп-менеджерами Нацкомпании, и что именно Вы возвысили рейтинг казахстанской атомной отрасли на мировом уровне?

Поводом для интервью, помнится, стала статья, опубликованная на сайте Викиликс, в которой со ссылкой на американских дипломатов в Казахстане утверждалось, что аресту Мухтара Джакишева способствовали, в том числе, российские заинтересованные организации и известные персоны из казахского и российского истеблишментов. А года два до публикации в Викиликс в интернете «крутился» видеоролик, в котором Мухтар высказывался относительно влияния внешних сил на атомную промышленность Казахстана.

Увы! Ни тогда, ни после интервью не состоялось. Несмотря на желание Мухтара Еркыновича честно ответить на вопросы «ДАТа», не позволили. Но мы не теряем надежды на то, что однажды (хотелось бы уже в скором времени) Мухтар Джакишев окажется первым героем новой рубрики «ДАТа» — «НАЦИОНАЛЬНОЕ ДОСТОЯНИЕ».

Однако, как известно, надежды юношей питают, и мечтать не вредно в реалиях нашего государственного управления.

КУИС не отрицает факта избиения Мухтара, но с инквизиторской оговоркой: такого не может быть, если такое даже случилось. «После его (Мухтара Джакишева — Ред.) прибытия сюда 7 февраля неизвестные лица, не работающие в учреждении, проявили жестокость», — сообщилапресс-служба ведомства сайту «Аzattyq.org».

5 марта в колонии Долинки с Мухтаром Джакишевым встретился его адвокат Нурлан Бейсекеев, чтобы обговорить нюансы жалобы в надзорную коллегию по уголовным делам Верховного суда РК. По возвращении, с согласия родных своего подзащитного, он дал эксклюзивное интервью «ДАТу».

Нурлан БЕЙСЕКЕЕВ, адвокат: "Мухтар опасается за свою жизнь"

- Мной готовится ходатайство в надзорную коллегию ВС по отмене приговора, признании его незаконным.

По прибытии в зону, что меня насторожило? Во-первых, я не сразу сумел попасть в колонию, я прождал более 2,5 часа на улице. Руководство учреждения сослалось на то, что прибыл новый этап. Потом ко мне вышел начальник колонии и сообщил, что у Джакишева находится прокурор из Карагандинской областной прокуратуры, должность не назвал, но сообщил, что он приехал в связи с информацией, которую озвучила в интернет-сетях Айгерим Джакишева. Сказал, что прокурор хочет со мной встретиться. Я ответил: я его адвокат и все подобные мероприятия должны проводиться с участием защитника, в том числе встреча прокурора с моим подзащитным тем более, когда тому известно о моим нахождении здесь. При этом на моих глазах в колонию входили и выходили какие-то люди. Не знаю их должностей.

Уже ближе к 17 часам, а по режиму все свидания завершаются в это время, опять-таки ко мне вышел начальник колонии и сообщил, что я могу пройти. Я полагал, что прокурор находится там же, а выяснилось, что он уже покинул колонию.

- Как, в каких условиях проходила встреча?

- Мне позволили пообщаться с Мухтаром не более 15 минут. Условия конфиденциальности не были созданы. Там находилось несколько человек рядового сержантского состава, да еще один из заместителей начальника колонии. Встреча проходила в помещении, в которой есть барьер, мы находились друг от друг на расстоянии примерно 1,5 метров. Поэтому нам даже не удалось обсудить детали по вопросу, с которым я приехал, и тех, что прозвучали в заявлении Айгерим.

- Мухтар подтвердил факт его избиения? Где это произошло: непосредственно в Долинской колонии, во время этапирования? И вообще, зачем избивали-то? За что? И кто посмел поднять на него руку? Те, кто вчера только на него молился, как на икону?

- Да, он подтвердил этот факт. К сожалению, из-за того, что встреча не была конфиденциальна, он говорил об этом шепотом. За что избивали — этого он объяснить не смог. Была не та обстановка. Как он мне сказал, избиение происходило в первый же день его прибытия, прямо в колонии. Понятно, что на территорию колонии, притом жестоком пропускном режиме, который там существует, никто из посторонних появиться не мог. Поэтому я спросил: являются ли эти люди теми, кто отбывает наказание там, или это работники колонии? Он ответил: это не из числа отбывающих наказание, все его избивавшие были в гражданской одежде, но не в той, которую носят осужденные.

- Я не верю в диагноз КУИСа насчет пиелонефрита. У самой этот же диагноз уже 30 лет. Поэтому пусть не вешают «лапшу на уши». Подозреваю, что Мухтара били по почкам, да так, что их отбили.

- Когда я попытался выяснить, какие у него телесные повреждения, он сказал, что били его по телу, но сейчас этих телесных повреждений нет, так как все это произошло более двадцати дней назад. Также он сказал, что со дня прибытия в Долинку находится в медсанчасти колонии. Единственное, что он точно сказал, так это то, что на самом деле у него отбиты почки. По информации КУИСа, у него пиелонефрит. Но о той ли болезни почек идет речь? К сожалению, я не могу сказать. Чтобы убедиться в достоверности этой «официальной» информации, на самом деле, к нему следовало бы допустить независимых врачей, тем более, что, по международным стандартам в области прав человека, это и должны были сделать официальные органы в силу принятых государством обязательств.

- Как его моральное состояние?

- Мухтара Еркыновича я знаю достаточно цельным человеком. Это человек, который всегда вел себя мужественно. Даже в условиях следственного изолятора КНБ он находил силы и мужество, невзирая на жесткие условия пребывания, которые ему создавали, и постоянные проблемы со здоровьем, отстаивать собственную правоту, настаивать на соблюдении тех прав и свобод, которые человеку гарантированы Конституцией и законами, в том числе в условиях изоляции. Это был достаточно стойкий человек.

- Почему вы сказали «был»?

- Я бывал у него в колонии и в поселке Заречное Алматинской области. И там он себя вел достойно. А в условиях учреждения АК-159/6 я увидел совсем другого человека. Я не скажу, что он сломлен, но он уже был, не знаю, какое слово подобрать... Духом он не упал, но он уже стал несколько осторожен. Видимо, опасается за возможные какие-то действия против него. За жизнь, за здоровье. Передо мной предстал несколько другой человек... Да, он так же улыбчив, он так же уверен в своей невиновности. Но вот элементы осторожности, которых в нем никогда я не видел, не ощущал...

- Почему вас ограничили в конфиденциальности встречи?

- Я не могу вам объяснить. При нашей очень краткой встрече Мухтар Еркынович мне сказал, что о факте избиения он рассказал прокурору, который посетил его до меня. Поэтому мне не совсем понятно, чем руководствовался КУИС, дав иную информацию.

- У меня возникло подозрение, что избиение Мухтара — заранее спланированная акция, мол, знай наших, кем ты был и кем ты стал?

- Я не могу сказать, какую цель преследовали эти события. Но факт имел место. Мне кажется, своим вопросом вы уже дали на него ответ.

- Свидания с родными разрешают?

- Жамиля была там как за несколько дней до меня. Я поставил в известность руководство колонии, что в конце марта приеду с жалобой в ВС и просил, чтобы мне обеспечили конфиденциальность переговоров с моим подзащитным, согласно УПК РК, и чтобы время не было так ограничено, как в этот раз. Чтобы не препятствовали праву человека на судебную защиту и закону об адвокатской деятельности. Поэтому надеюсь, что никаких ограничений в следующий мой визит не будет.

- Мы тоже на это надеемся.

Пока писала на тему «Мухтар Джакишев» — с подачи его дочери Айгерим, вспомнила обращение к мировой общественности дочери Булата Абилова — Камили, когда ее отца тоже заточили в камеру за его, правда, политическую деятельность: «...В голову приходит одна из моих любимых песен, написанная американским бардом Бобом Диланом. Песня называется «Blowin’ in the Wind». Куплеты песни дословно в переводе на русский звучат примерно так:

Сколько лет должна просуществовать гора,

Прежде чем будет смыта морем?

Сколько лет должны существовать некоторые люди,

Прежде чем будут отпущены на свободу?

Сколько раз может человек поворачивать голову,

Притворяясь, что ничего не видит?

Ответ, мой друг, витает в воздухе.

Ответ летает в воздухе.

Сколько раз должен человек поднять голову,

Прежде чем он сможет видеть небо?

Сколько ушей должен человек иметь,

Прежде чем сможет слышать плач других?

Сколько смертей должно случиться,

Прежде чем он поймет, что умерло слишком много?

Ответ, мой друг, витает в воздухе.

Ответ летает в воздухе».

Ответ, мое солнышко, Айгерим, летает в воздухе. А воздух твоего отца чист и, поверь, ничем постыдным не запятнан. Я очень верю, настанет время, мы вместе встретим его у ворот истинной СВОБОДЫ! Спасибо отцам за таких дочерей!

Записала Жумабике ЖУНУСОВА


Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ