Ця новина додана читачем. Редакція не має відношення до даного матеріалу
VIN TOP

Тема

Рейтинг регионов: в лидерах область, которой рулила ОПГ!

>

На минувшей неделе в правительстве был представлен рейтинг регионов по уровню социально-экономического развития за 2012 год, подготовленный Агентством по статистике. Несмотря на смену акимов и экономической ситуации, расстановка областей по ранжиру сохраняется. И это рождает закономерные вопросы: чем же управляют местные власти, и оценивается ли вообще качество их работы?

А не сравнить ли Эллочку-людоедку и дочку Вандербильда?

Сенсаций этот рейтинг не принес. В тройке лидеров вполне ожидаемо оказались Атырауская область, Астана и Алматы. В тройку аутсайдеров - тоже предсказуемо - зачислили Жамбылскую, Южно-Казахстанскую и Кызылординскую области. При этом зампред статистического ведомства Жасер Джаркинбаев отметил, что за последние три года рейтинг практически не меняется.

Такая неизменность показателей, наверное, должна говорить о некой стабильности в региональной расстановке сил. Хотя, на мой взгляд, она скорее ставит под сомнение объективность рейтинга и его практическую применимость.

Насколько можно судить, оценки, которые делает Агентство по статистике, основаны на комплексе индикаторов. Но главным среди них все равно являются экономические.

«Мы проанализировали показатели регионов, занимающих три первых и три последних места в рейтинге. Главным фактором, определяющим разницу в показателях регионов, является развитие экономики. На втором месте - поступления в бюджет. Значительное место также занимают показатели уровня жизни населения и развития малого и среднего предпринимательства. Но если говорить о показателе преступности, то, по данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК, ситуация в менее развитых регионах лучше, чем в более развитых», - сообщил Ж. Джаркинбаев.

Иными словами, хотя охватить пытаются все сферы жизни, в итоге сравнение сводится к сопоставлению экономик регионов и тех социальных показателей, которые напрямую связаны с экономическими успехами. Картина в результате получается «плоская», тогда как жизнь – многомерная. И чтобы оценить ее объективно, нужен, образно говоря, показатель 3D.

Нынешний рейтинг чересчур прямолинеен. Понятно, что в малонаселенной Атырауской области, где добывается львиная доля нефти, в Астане с ее столичным статусом и столичным же бюджетом, а также в Алматы, где исторически работают все крупнейшие финансовые и торговые организации, экономические показатели будут не в пример лучше, чем в густонаселенных южных регионах с традиционно аграрным укладом.

Сама по себе процедура сравнения социально-экономических показателей регионов, совершенно разных по структуре экономики и демографической ситуации, выглядит странно. Это чем-то напоминает состязание в роскоши нарядов между Эллочкой-людоедкой и дочкой американского миллиардера Вандербильда.

Конечно, пропасть между казахстанскими регионами не такая вопиющая, как между героинями Ильфа и Петрова. Но все же прямое их сравнение некорректно. Неудивительно, что главы регионов, будучи не в силах повлиять на экономическое благополучие вверенных им территорий, пытаются заменить его «шанхайскими барсами» в виде строительства различных знаковых объектов.

Куда правильнее сопоставлять регионы, сходные между собой по ключевым параметрам. Например, если разделить казахстанские области по группам: нефтеносные, аграрные, промышленные, – то даже такой нехитрый прием резко повысил бы объективность оценки.

Вы воруйте – вам зачтётся

Между тем, сам по себе рейтинг, призванный ранжировать регионы по уровню социально-экономического развития, неинформативен. Он отражает лишь условия, в которых оказались эти регионы, констатируя очевидные факты, а само развитие не показывает. Исторически регионы формировались в советское время как территориально-производственные комплексы. Каждый имел свою специализацию, и никакой конкуренции между ними не было. Напротив, всё строилось на кооперации.

Сейчас, несмотря на то, что уже два десятилетия живем вроде как при рынке, для регионов мало что изменилось. По-прежнему существует жесткая градация, и регионы делятся на те, которым повезло иметь на своей территории нефтяные месторождения и металлургические предприятия-гиганты, и те, кого удача обошла стороной. Поэтому рейтинг, сопоставляющий экономику разных регионов, не отражает эффективности управления ими.

Обратите внимание: акимы меняются, а рейтинг регионов остается прежним. Получается, эти два фактора между собой слабо взаимосвязаны. О том, насколько слабо, свидетельствует факт лидерства в рейтинге за 2012 год Атырауской области. И это при том, что именно в прошлом году почти все руководство области ушло со скандалом, а аким Бергей Рыскалиев вместе с другим крупным начальством, как выяснилось, был замешан в масштабных хищениях. Общая сумма злоупотреблений достигла порядка полумиллиарда долларов. По сути, у руля была не управленческая команда, а организованная преступная группировка!

Тем не менее, область официально признана лучшей по социально-экономическому развитию! Понять этот феномен довольно сложно. Зато очевидно, что существующая методика оценки социально-экономического развития регионов никуда не годится.

Впрочем, имеется еще одна система - Правила проведения оценки эффективности деятельности исполнительных органов, финансируемых из областного бюджета, бюджетов города республиканского значения, столицы, местных исполнительных органов районов и городов областного значения. Они предназначены как раз для того, чтобы оценить не просто состояние региона, а действия местных властей.

Исходя из этих правил, для общей оценки применяется обширная база данных. Она должна включать не только отчеты акиматов, результаты проверок, официальные статданные, но и заключения независимых экспертов, результаты социологических исследований, информация НПО.

При этом оценивается достижение стратегических целей, исполнение поручений вышестоящих органов власти, управление бюджетными средствами, оказание государственных услуг, управление персоналом, применение информационных технологий, правовое обеспечение. Таким образом, оценивается не эффективность регионального управления как такового, а чиновничья дисциплина и исполнение циркуляров. Поэтому даже использование мнений НПО и независимых экспертов – если это действительно происходит – мало что может дать для получения представления о работе местных властей.

Безусловно, соблюдение ими законодательства, исполнение планов и поручений «из центра» необходимо, но недостаточно для успешного развития регионов.

Кто командует хит-парадом акимов?

Вообще для того, чтобы оценить работу местных властей, во всем мире есть всего два инструмента.

Первый – это выборы глав регионов. Население, голосуя за или против действующего управленца, высказывает свое комплексное мнение о его работе. Пусть оно несколько субъективно и зависит от множества посторонних факторов, но это недостаток в целом демократической выборной системы.

Второй способ - это как раз рейтинги, которые и предназначены для того, чтобы восполнить недостаток объективности.

В Казахстане, как известно, выборы глав регионов не проводятся. Правда, в скором времени предстоит избрание акимов сел и городов районного значения. Но они будут не прямыми, а через маслихаты. Кроме того, в небольших населенных пунктах от главы исполнительной власти зависит очень немногое.

Рейтинги регионов и исполнительных органов, как мы уже успели убедиться, малоинформативны. В итоге приходим к неутешительному выводу: на государственном уровне отсутствуют действенные механизмы оценки работы местных властей, направленной на развитие регионов. Эти механизмы замещаются субъективной позицией тех представителей «центра», которые ведут контроль. Ну, и, бесспорно, многое зависит от акима – как он выстроит отношения с кураторами, как презентует свою работу.

И это фундаментальная управленческая проблема. Потому что невозможно нормально управлять, не обладая достоверными сведениями об объекте управления.

Определение рейтингов социально-экономического развития регионов сейчас носит не прикладной характер, а скорее декоративный. Это нечто вроде составление хит-парадов музыкальными телеканалами. Хотя оно должно быть сугубо утилитарным – для прозрачного и понятного принятия кадровых и инвестиционных решений.

Макроэкономическая обстановка становится все жестче – время щедрой раздачи «бюджетных слонов» из центра заканчивается. Регионам необходимо сами привлекать инвестиции, в том числе зарубежные. В ноябре прошлого года на расширенном совещании с акимами глава государства посетовал, что никто этим не занимается. Но это и неудивительно – ведь акима оценивают не по улучшению бизнес-климата, а по исполнению поручений из центра.

В этой связи государству жизненно необходим новый рейтинг оценки деятельности акимов по управлению регионами. Он должен быть интегральным, включая параметры, позволяющие оценить качество жизни в регионе и качество бизнес-среды. Особенно важен второй параметр, поскольку он во многом определяет и первый.

20 лет в ожидании регионального «экономического чуда»

Составленный статагентством рейтинг свидетельствует о печальном парадоксе: развитие предпринимательства до сих пор не стало значимым фактором региональной экономики.

Исключением является разве что Алматы, где именно сильный сектор частного предпринимательства обеспечивает вхождение города в тройку лидирующих регионов. Хотя и здесь не ясно, является ли тому причиной создание особо привлекательных условий для ведения бизнеса или же исторически сложившиеся предпосылки как мегаполиса, который традиционно был деловым и финансовым центром. Скорее большую роль все же играет второй фактор.

За все годы капитализма в Казахстане ни один регион не смог сотворить «экономическое чудо», выбившись в лидеры не благодаря сырьевым ресурсам или столичному статусу, а исключительно за счет прорыва в частном предпринимательстве.

Не помогло даже создание многочисленных специальных экономических зон. Впрочем, похожая ситуация и в других постсоветских странах. Наверное, единственным примером позитивного опыта, который любят приводить в пример политики, является Калужская область России.

Небольшой депрессивный регион, не обладавший ни минеральными ресурсами, ни прибыльными предприятиями-гигантами, сумел за десятилетие увеличить промышленное производство в 17 раз, а объем иностранных инвестиций - в 15 раз. При этом развитие экономики происходит исключительно за счет технологичных обрабатывающих отраслей. В частности, здесь разместили свои производства ведущие автомобильные компании мира.

Казахстан своей «Калужской областью» похвалиться пока не может. А региональные управленцы к этому и не стремятся – центр ставит перед ними совсем другие задачи и оценивает по иным критериям. Поэтому пора менять инструментарий анализа. Регионы должны оцениваться и сопоставляться по своей способности обеспечивать привлекательные условия для жизни и предпринимательства.

При этом должна учитываться не только конкурентоспособность, но и так называемый конкурентный иммунитет, то есть возможность выживания при изменении определяющих экономических факторов. Проще говоря, ответить на вопрос: сможет ли остаться устойчивой, скажем, нефтяная область, если завтра обвалится цена на нефть?

А про коррупцию забыли

В этом году Forbes Kazakhstan составлял свой рейтинг регионов по бизнес-климату. Задача состояла в том, чтобы определить, в каких регионах бизнес имеет больше шансов на устойчивое развитие. При оценке учитывались различные индикаторы, включая уровень коррупции. Результаты значительно отличались от официальной картины. Регионы, которые считаются локомотивами экономического развития, не оказались лидерами с точки зрения бизнес-климата. И причиной тому выступила именно коррупция.

Между тем, в государственных рейтингах этот фактор вообще не принимается в расчет. Они оценивают некую «бумажную», параллельную реальность. А пора вернуться к настоящей.



Об авторе

Тимур Исаев, экономист (Астана)

 

 

forbes.kz


Новости читателей

Кожедый желающий может добавить свою новость или материал на сайт.

ДОБАВИТЬ